Мы в соц.сетях
Главная » Аналитика » Информация об NFT в форме расшифровки подкаста
Информация об NFT в форме расшифровки подкаста
Опубликовано 13.10.2021

Все об NFT: подкаст a16z

Похоже, что до появления NFT ничто с такой же скоростью не распространялось в массы и не вызывало такой бурный интерес.

Вы можете услышать самые разные мнения относительно этого явления, от фраз в духе “я никогда не видел ничего подобного раньше” или “это похоже на бум ICO” или “да это же просто jpg”, до критики, связанной, например, с потреблением энергии.

В рамках этого специального эпизода a16z Podcast, мы планируем разобрать все, что вам нужно знать об NFT. В процессе мы поговорим о том, как отличить хайп от по-настоящему значимых вещей, а также обсудим, какое место занимают NFT среди череды последних инноваций (судя по всему, если верить данным от Google, интерес публики к NFT недавно превзошел интерес к криптовалютам).

В этом эпизоде наш главный редактор Сонал Чокши беседует с Линдой Се, соучредителем Scalar Capital и бывшим менеджером по продукту Coinbase; и Джесси Уолденом, основателем фонда Variant и бывшим соучредителем стартапа Mediachain Labs (впоследствии приобретенного Spotify, где Уолден стал руководителем направления исследований и разработки).

Аудио-версию подкаста на английском языке можно послушать здесь.

Этот эпизод опубликован как в подкасте a16z, так и на шоу 16 Minutes в рамках серии обзоров, посвященных темам, которые получили широкое освещение в СМИ (прошлые эпизоды охватывали такие темы как раздел 230, Tiktok, GPT-3 и другие).

Биржа Binance в июне 2021 года открыла маркетплейс NFT, зарегистрируйтесь сейчас по уникальным условиям — кэшбэк от 10% до 20% (зависит от секции биржи) — воспользоваться можно будет позже:

Оглавление и таймкоды

Текстовая версия

Сонал: Всем привет. Добро пожаловать в сеть подкастов a16z. Меня зовут Сонал, и этот эпизод целиком и полностью посвящен NFT. Как и в других наших обзорах, здесь мы обсудим все, что вам нужно знать об NFT, постараемся провести грань между хайпом и реальностью, а также рассмотрим, какое место NFT занимают в длинной цепочке инноваций.

Для начала, просто чтобы задать некоторый общий контекст, мы обсудим, что такое NFT и какие крипто-технологии лежат в их основе. Затем мы рассмотрим различные формы NFT, узнаем, что является NFT, а что – нет, а также обсудим “социальные токены” и экономику создателей. После этого мы коснемся распространенных мифов и заблуждений, начиная от фразы “просто jpg” и заканчивая вопросами потребления энергии в контексте NFT. Далее мы кратко обсудим то, как работают NFT и расскажем о ключевых игроках экосистемы.

В течение эпизода мы рассмотрим различные области применения этой технологии, которые существуют сейчас или могут появиться в будущем. И наконец мы коснемся того, как различным категориям людей найти свой подход к NFT.  Этот подкаст будет интересен всем – художникам и создателям контента, разработчикам и организациям.

Как и предыдущие подкасты из этой серии, этот эпизод будет доступен на a16z Podcast и 16 Minutes – нашем шоу, где мы обсуждаем популярные технологические тренды (последние выпуски были посвящены таким темам, как раздел 230; Tiktok и GPT-3 – желающие могут ознакомиться с ними здесь –  a16z.com/16Minutes).

Мы также освещали исторический аукцион Christies, где NFT художника Beeple был продан за 69 миллионов долларов; я упоминаю об этом только потому, что мы ссылаемся на данное событие в этом эпизоде.

NFT Beeple

Работы Beeple

И, наконец, поскольку в рамках этих подкастов мы беседуем со специально приглашенными экспертами, представляю вам наших сегодняшних гостей: Линда Се, сооснователь Scalar Capital и бывший менеджер по продукту Coinbase; и Джесси Уолден, учредитель Variant Fund и бывший соучредитель проекта Mediachain Labs, который впоследствии приобрели Spotify, где Джесси в дальнейшем был руководителем направления исследований и разработки.

Терминология и основы

Сонал: Итак. Давайте просто начнем с краткого набора определений: что такое NFT?

Линда: NFT расшифровывается как “невзаимозаменяемый токен”. Это просто термин для описания уникального цифрового актива, владение которым отслеживается в блокчейне.

NFT может представлять действительно широкий набор активов: от цифровых товаров, таких как виртуальная земля и произведения искусства; до ваучеров на физические активы, такие как недвижимость или предметы одежды.

Сонал: Получается это могут быть не только цифровые активы? То есть NFT могут представлять также и физические активы?

Линда: Да. Это действительно очень широкое пространство; очень интересно наблюдать за тем, как развивается NFT-искусство, но это пространство также охватывает множество других областей.

Джесси: Я хотел бы чуть больше сосредоточиться на цифровой стороне вещей, и метафора, которую я бы предложил в качестве определения, заключается в том, что NFT — это способ сделать цифровые файлы доступными для владения – вместо финансового актива теперь вы можете владеть цифровым медиа-активом в Интернете.

Поэтому здесь хорошо подходит сравнение с “файлом”: теперь вы можете по-настоящему владеть JPEG или MP3. По сути, когда вы создаете NFT, это что-то вроде метафорической “загрузки” этого файла в блокчейн – так, чтобы любой мог отслеживать его происхождение и атрибуцию.

Сонал: Диксон недавно описал это в своем блоге очень простыми словами: “NFT – это записи на основе блокчейна, которые являются уникальным представлением различных медиа” — или, как выразился Джесси, файлов.

Еще одно понятие, на которое стоит обратить внимание, это “невзаимозаменяемость”. Это означает, что NFT могут быть уникальным цифровым представлением того или иного предмета. Я хотел бы это подчеркнуть, потому что, например, купюра в 1 доллар (или даже один Биткойн) это взаимозамемый предмет, — то есть не важно какая конкретно долларовая купюра у меня в руках, важно, что у меня есть 1 доллар.

В свою очередь “невзаимозаменяемость” означает, что такая вещь супер уникальна. Чуть позже мы подробно обсудим этот момент — но сперва давайте поговорим о крипто-технологиях, лежащих в основе NFT… Мы не будем вдаваться в особенности конкретных протоколов, а в целом рассмотрим различные свойства криптографии — поскольку этот эпизод посвящен не технологиям как таковым, а тому, как они обеспечивают NFT.

В физическом мире отслеживание права собственности подразумевает участие посредников, например, нотариуса или банка. Посредники нужны, чтобы отслеживать историю происхождения активов с помощью сертификатов. Поэтому в контексте NFT ключевой особенностью является возможность обеспечивать владение и отслеживание цифровых файлов без участия посредников.

Джесси: Правильно, вы зависите от банка, который занимается ведением записей; то же самое с правом собственности на недвижимость, которую вы покупаете – существует некий реестр собственности, который ведет штат или город. Таким образом, вы всегда полагаетесь на третью сторону для отслеживания права собственности: например, при передаче актива из рук в руки или для получения выписки по счету.

И Биткойн радикально все изменил, потому что он предоставил нам публичный децентрализованный реестр, который не находится под контролем одной заинтересованной стороны, и все же каждый владелец биткойна может подтвердить свое право собственности с помощью криптографии. В результате отпадает необходимость пользоваться услугами третьей стороны для подтверждения права собственности.

Линда: Да, посредники занимаются отслеживанием прав собственности на самые разные активы — и они берут плату за свои услуги. Они также мешают некоторым людям использовать ту или иную платформу. Таким образом, уникальной особенностью крипто-технологий являются открытые протоколы, которые могут взаимодействовать между собой.

Если у вас есть NFT, вы можете подключиться к децентрализованным системам и иметь возможность продать эти NFT кому угодно в мире, и это будет мгновенно (примечание редакции: в реальности это будет занимать в среднем от 10 до 20 секунд, актуально на 2021 год). Еще одна интересная идея заключается в использовании NFT в качестве залога. Допустим, у вас есть предметы из видеоигры, которые стоят больших денег. Так вот, вы можете использовать эти предметы для обеспечения кредита.

Блокчейн позволяют любому человеку беспрепятственно выпускать NFT, а также владеть и торговать ими.

Сонал: И еще одно свойство NFT – возможность отслеживать происхождение; это, по сути, означает встроенный вторичный рынок — вы не только отслеживаете происхождение, но и фактически можете отслеживать финансовые выгоды, которые создаются в результате существования этого встроенного вторичного рынка. Это особенно верно в случае цифровых произведений искусства и т.д.

Джесси: Да, вторичная “перепродажа” актива может быть программно построена таким образом, что в любое время, когда NFT переходит из рук в руки, часть прибыли с перепродажи возвращается первоначальному создателю.

Сонал: Ты говоришь “программно”, автоматически. Это ведь является отличительным свойством крипто-технологий — в частности, смарт-контрактов, которые вы можете использовать для таких целей.

Джесси: Да, этот процесс может быть полностью автоматизирован и абсолютно прозрачен — сравните это с гонорарами в музыкальной индустрии, которая представляет собой абсолютно непрозрачную систему со множеством посредников на разных уровнях, каждый из которых получает свою долю.

Это значительно более эффективная архитектура, которая стала возможной исключительно благодаря блокчейн технологии и смарт-контрактам. Блокчейн действительно хорошо подходит для отслеживания истории вещей — Сонал, если вы пришлете мне один биткоин, все увидят, что у вас стало на один биткойн меньше, а у меня на один больше <Сонал: Верно> — и история этой транзакции навсегда закреплена в блокчейне.

То же самое относится и к невзаимозаменяемым токенам в том смысле, что, когда они создаются, они подписываются создателем с использованием криптографических ключей – что затем позволяет любому видеть, что этот файл был подписан данным создателем или данным человеком — это сообщение построено таким же образом, как и любая другая криптовалютная транзакция.

Затем этот NFT существует в блокчейне вместе со всеми другими транзакциями, и каждый может это видеть. И поэтому, если этот NFT перейдет из рук в руки – допустим, Линда купит мой NFT – все увидят, что я передал право собственности Линде.

В результате мы начинаем создавать очень богатую историю взаимодействия людей с медиа в Интернете.

Сейчас все обстоит так – представьте изображение, опубликованное в Instagram: вы можете сделать скриншот, обрезать его, а затем вставить его на другую платформу, скажем, запостить в Facebook. И как только вы это сделаете, вы обрубаете всю его историю, его происхождение — вы больше не знаете, кто его создал, о чем оно, откуда оно взялось… А с помощью этой новой архитектуры мы теперь можем получить своего рода трехмерный доступ ко всей истории любых медиа в Интернете.

И через этот канал, по которому течет информация, также может передаваться ценность.

Сонал: Конкретно для создателей контента это означает следующее. Допустим, художник создал некую работу 20 лет назад — и эта работа растет в цене, но только последний владелец может извлечь из этого выгоду. А благодаря новым технологиям, мы можем программно обеспечить автору возможность получать прибыль на встроенном вторичном рынке. Например, если позже это произведение будет стоить миллионы долларов, то его создатель будет получать отчисления с каждой повторной продажи. Раньше такое было невозможно.

Джесси: И я думаю, важно отметить, что это всего лишь одна из возможных договоренностей, которые могут существовать, когда правила монетизации творчества могут быть прописаны в виде кода любым разработчиком и любым создателем в Интернете.

Линда: История владения – это действительно важная информация. Уникальность блокчейна в том, что благодаря ему эта информация становится общедоступной и некоторые предметы могут приобретать большую значимость для определенных категорий людей. Представим турнир в “Magic: The Gathering”, который выигрывает определенная колода карт. Вы можете захотеть купить эту колоду, поскольку она вошла в историю из-за того, что победитель турнира использовал для победы именно ее.

С точки зрения искусства, просто представьте, что ваш любимый музыкант или создатель по-настоящему владеет произведением искусства. И теперь, когда право собственности можно просто отслеживать в блокчейне, это произведение искусства может стать для вас более ценным из-за того, кому оно принадлежало в прошлом.

Есть также множество проектов, которые работают над фракционализацией NFT-искусства: то есть разделением NFT на несколько частей; эти отдельные элементы также отслеживаются на блокчейне и ими можно торговать на децентрализованных биржах.

Действительно уникальным аспектом блокчейн-технологии является то, что вы можете интегрировать эти NFT во всевозможные крипто-протоколы. В традиционной системе посредники не могут таким же образом взаимодействовать со всеми другими компаниями и посредниками.  Вы можете свободно делать с этими NFT все, что захотите. Я думаю, это очень важно.

Джесси: Да, я думаю, что полезно сравнить то, как работают NFT, с тем, как работает традиционная сеть; сегодня в социальных сетях, когда вы делитесь файлом или публикуете фрагмент мультимедиа, вы загружаете файл на платформу.

На самом деле вы, по сути, передаете платформе право собственности на этот файл: я имею в виду, что в какой-то момент вы обязательно принимаете пользовательское соглашение, которое позволяет платформе монетизировать этот контент так, как ей будет угодно. Возможно, вы сможете получить долю прибыли, а может быть и нет – но все это решает платформа. Они также управляют тем, как потребляется этот контент.

И здесь не появляется особых инноваций, поскольку все разработчики, которые пытались внедрять инновации раньше, сталкивались с препятствиями.

Теперь сравните это с NFT —  здесь я собираюсь использовать метафору загрузки файла в блокчейн…

Сонал: Продолжай, я люблю метафоры… сделай это! <смеется>

Джесси: Хорошо, итак, если вы загружаете файлы в блокчейн, а затем эти файлы становятся NFT, и они ведут себя так, как ведут себя другие криптоактивы, это означает, что они доступны любому человеку с подключением к интернету, в любой точке мира. В результате этого любой сторонний разработчик может затем внедрять инновации в то, как потребляются медиа: например, то как их видит аудитория, как люди могут взаимодействовать с ними или программировать их.

Поэтому можно сказать, что в случае с NFT мы создаем универсальную открытую библиотеку медиа, на основе которой любой разработчик может создать следующий Spotify, Instagram, или Facebook. И когда конкуренция будет расти, это принесет много пользы потребителям… и, вероятно, создателям, потому что, как упомянула Линда, все это может произойти без участия традиционных посредников, которые уменьшают ценность, циркулирующую между создателями и потребителями.

Сонал: Это здорово.

Различные формы NFT

Однако давайте немного углубимся в детали — поговорим о конкретных формах, которые могут принимать NFT. Я думаю, что сейчас самое время разобраться с тем, как отличить хайп от чего-то значимого, поскольку это, собственно говоря, одна из основных задач этого шоу.

Лично мне до сих пор трудно в этом разобраться — и это при том, что я освещаю крипто-пространство. Я очень давно пишу про Биткойн и Ethereum, освещал NFT с самого начала — тем не менее, честно говоря, я и сам запутался. Так что, может быть, вы, ребята, поможете нам разобраться в этом.

Просто, чтобы быстро резюмировать, Джесси, ты говоришь, что NFT может представлять любой медиафайл; Линда говорила, что это могут быть любые цифровые или физические активы — то есть почти все, что угодно может быть NFT… Сюда входят, например, такие вещи, как:

  • искусство;
  • игры;
  • в музыке тоже есть аудио NFT (в последнее время это меня особенно интересует);
  • и даже посты в блогах. Я видел как на сайте нашего друга Дениса обсуждали создание NFT из постов в блоге;
  • Брайан Флинн написал о новостных рассылках с токенизированным доступом;
  • И еще один интересный пример: недавно кто-то писал о том, что был создан “первый токенизированный аналитический финансовый отчет”.

…Не могли бы вы, ребята, просто помочь нам разобраться, что является NFT, а что нет? Такое ощущение что любая вещь может быть NFT!

Линда: На самом деле, я думаю, что все в мире может быть NFT…  каждый создает что-то уникальное, то, чем можно владеть.

Проблема с физическими товарами заключается в том, что вам нужно, чтобы кто—то хранил их. То есть вам необходимо иметь возможность проверить это в физическом мире. Также, если физическим активом владеют несколько человек, он не может быть перемещен только одним человеком; так что здесь есть определенные нюансы, но в остальном я считаю, что это чрезвычайно широкая категория.

В крипто-пространстве сейчас появляются очень интересные вещи. Например, новостные рассылки с токенизированным доступом, о которых вы говорили. Чтобы получить доступ к ним, у вас должно быть некоторое количество токенов. Люди также создают чаты, для доступа к которым вам нужны токены.

Таким образом, у каждого участника, в некотором роде, есть “доля” в сообществе. Вы должны владеть определенным количеством токенов, чтобы попасть в эти группы: это доказывает, что у вас есть какая-то собственность в этом сообществе, которая может меняться с течением времени. (Идея состоит в том, в один прекрасный день даже могут быть созданы DAO, где владельцы токенов смогут проголосовать за то, сколько токенов требуется для доступа к этой рассылке или чату).

И это в некотором роде связано с NFT — я не говорю, что социальные токены сами по себе обязательно являются NFT, потому что иногда люди создают миллионы таких токенов; но если создатель какой-то группы выдает участникам уникальные токены или предметы, то они могут быть представлены NFT.

Сонал: Можешь подробнее рассказать о том, что ты подразумеваешь под “социальными токенами”?

Линда: Да; социальные токены – это действительно широкая категория токенов, которые выпускаются отдельными лицами или сообществами. Иногда используют другие термины, такие как личный токен, токен сообщества, токен создателя, — но социальный токен – это своего рода общий термин, который охватывает все это.

В этом пространстве происходят различные эксперименты: например, люди токенизируют свое “время”; например, один токен равен одному часу свободного времени этого человека и торгуется на свободном рынке.

Или, например, R.A.C (лауреат премии Грэмми, музыкант) выпустил свой социальный токен, который позволяет держателям получить доступ к приватной группе в Discord и получать различные бонусы… И он задним числом раздал эти токены тем, кто поддерживал его на протяжении его пути – таким образом при помощи этого создатели могут взаимодействовать с теми, кто их поддерживал на ранних этапах их становления и вознаградить их.

Так что это действительно широкая категория, которая может включать многие вещи, связанные с отдельным человеком или сообществом.

Сонал: Тогда как социальные токены связаны с NFT — и в каком случае это не NFT? Можешь рассказать – в чем тут разница; что является, а что не является NFT?

Линда: Иногда социальные токены могут быть NFT, например, когда создатель выпускает какое-то уникальное произведение искусства непосредственно для своих поклонников, но во многих случаях социальные токены также могут быть просто взаимозаменяемыми токенами.

Например, токены R.A.C. – взаимозаменяемы, то есть вы можете держать определенное количество этих токенов и в любой момент продать или купить их. И совершенно не важной какой конкретно токен вы покупаете. Так что это скорее смежная категория.

Я думаю, что причина, по которой понятия социальных токенов и NFT часто смешиваются, заключается в том, что оба этих вида токенов обеспечивают экономику творчества и позволяют создателям контента непосредственно взаимодействовать со своей аудиторией… таким образом эти два вида токенов тесно связаны.

Сонал: Понятно. То есть основная суть в том, что если токен взаимозаменяем, это не NFT; а если он невзаимозаменяем, то это, очевидно, NFT.

Линда: Да. 

Джесси: Я думаю, что грань между взаимозаменяемыми и невзаимозаменяемыми токенами размыта не без причины – они очень тесно связаны:

  • Вы можете взять невзаимозаменяемый токен и превратить его во взаимозаменяемые токены, путем фракционализации;
  • И затем вы можете сделать эти взаимозаменяемые токены (которые представляют собой части оригинального NFT) социальными токенами.

Например, есть взаимозаменяемый токен под названием B.20. Он представляет собой частичное право на некоторые из NFT Beeple, которые купил инвестор и, по сути, разделил на доли владения.

В дальнейшем в токен B.20 могут быть программно добавлены дополнительные свойства, помимо права собственности на часть произведения Beeple: например, кто-то может создать, допустим, Discord-сервер, для доступа к которому потребуется токен B.20. В этом примере все началось с невзаимозаменяемого токена; его создал Beeple; затем коллекционер купил невзаимозаменяемый токен Beeple; разделил его на взаимозаменяемые токены ERC-20 (это токены B.20) – и сторонние разработчики теперь могут изменять их и добавлять новые возможности.

Линда как раз говорила об этом, но взаимодействие между ними важно подчеркнуть. Вы можете легко взять невзаимозаменяемый токен и разделить его на взаимозаменяемые токены, которые затем могут стать социальными токенами или токенами сообщества. Поэтому здесь есть большое пространство для экспериментов.

Сонал: Пока что мы говорим о своего рода цифровых версиях того, что уже происходит в реальном мире, о возможности делать что-то по-новому, разными способами. Но, давайте подумаем о том, что сейчас невозможно в физическом мире.

В этом контексте очень важна идея частичного владения. И это возможно исключительно при помощи крипто-технологий. Потому что сейчас, если вы захотите владеть частью какого-то произведения искусства, вы конечно можете воспользоваться одним из этих сайтов, где вы можете объединить ресурсы с другими людьми — но, все равно, вы ведь не можете разделить физическое произведение искусства <смеется>!

Это напоминает мне ту библейскую историю, где две женщины принесли царю ребенка, и каждая из них утверждала, что она его мать. Тогда царь предложил им разрубить ребенка пополам. В общем, суть в том, что благодаря NFT возможно “частичное владение”.

Меня все еще поражает идея Top Shot – то, что вы, по сути, можете владеть любимым “моментом” в физической спортивной игре.

NFT хайлайты, NBA моменты

NBA Top Shot

И, кстати, Линда, я собирался написать тебе об этом: я недавно начал смотреть CLOY [Crash Landing on You, корейский телесериал]; и задумался обо всех этих удивительных моментах в подобных шоу. Я знаю, что это звучит безумно, но что, если бы люди могли владеть моментами в своих любимых телешоу — как будто это их собственность — даже если миллионы других людей могут это смотреть! Возможность по-настоящему владеть чем-то, сделать это частью своей идентичности – это чертовски круто.

Линда: Именно это мне и нравится в крипто-технологиях – они открывают нам по-настоящему уникальные возможности. Например, владеть “моментами” из медиа и жизней других людей. Представьте, что вы можете владеть захватывающими моментами из жизни популярных блогеров с YouTube. В этом пространстве так много возможностей… действительно интересно видеть, как люди раскрывают свою креативность с помощью NFT и вещей, которыми можно владеть.

Распространенные мифы и заблуждения

Сонал: На этой ноте давайте на самом деле перейдем к некоторым распространенным мифам и заблуждениям: поговорим о потреблении энергии и обсудим, не являются ли NFT очередным циклом хайпа. Конечно, мы продолжим говорить о различных областях применения NFT, но давайте сначала разберемся, в чем особенности владения цифровыми предметами.

Начнем с расхожей фразы: “Это просто JPEG”. Как бы вы, ребята, отреагировали на этот комментарий — “боже мой, кто-то потратил 69 миллионов долларов на обычный JPEG?!” Вот ты, Джесси, говоришь, что это файл. Знаешь, что? В Интернете файлы не имеют особой ценности, их можно скопировать бесконечное количество раз.

Джесси: Я бы сказал, что то, сколько раз определенный файл воспроизводился в Интернете, напрямую коррелирует с ценностью NFT этого файла — это означает, что чем больше определенный медиа-контент публикуется в Интернете, тем большую социальную ценность он имеет.

Давайте конкретизируем. Возьмем к примеру известное произведение традиционного искусства, такое как Мона Лиза. Существуют миллионы репродукций этой картины – она напечатана на множестве футболок и открытках, которые продают в Лувре; в Интернете она тоже повсюду – однако, есть только ОДНА Мона Лиза, которая выставлена в Лувре и право собственности на это произведение искусства невероятно ценно.

Сонал: Признаюсь, я немного устал от аналогии с Моной Лизой, но она полезна <смеется>. Но я понимаю, что ты хочешь сказать. Ключевой момент – и это на первый взгляд нелогично – заключается в том, что чем чаще воспроизводится определенное произведение, тем ценнее оно становится.

И это, на самом деле, заставляет меня задуматься о том, как мир Интернета стал более ориентированным на изобилие, а не на дефицит – пространство для выбора у пользователя сети бесконечно. Интересно наблюдать за людьми, выбор которых больше не ограничен, например, несколькими полками с DVD-фильмами в видеопрокате. Интересно также то, что делает Netflix – вы знаете, с контентом, который доступен в течение ограниченного периода, своего рода искусственный цифровой дефицит.

Так что это интересная аналогия, которая объясняет, что некий предмет не обязательно должен быть редким или дефицитным – даже напротив, он может быть воспроизведен бесконечное количество раз, как в случае с файлами или JPEG – но, тем не менее, вы можете обеспечить цифровое право собственности на этот предмет или даже на какую-то его часть. Это действительно уникальное явление.

Джесси: В этом и заключается идея — вы приобретаете что-то не для того чтобы быть ЕДИНСТВЕННЫМ человеком, который имеет доступ к данному JPEG-файлу или фрагменту мультимедиа, скорее вы хотите владеть им для того, чтобы это видели другие люди.

Мемы, как вы знаете, быстро распространяются по Интернету; ими можно делиться бесконечно — теперь вы можете владеть частью истории Интернета или самым вирусным мемом. И я думаю, что вскоре мы увидим, как создатели этих мемов начнут получать должное признание на тех платформах, где распространяются их работы.

Линда: Мы видим, как это происходит с CryptoPunks – одним из самых ранних проектов NFT. Два криптопанка были проданы за 7,5 миллиона долларов каждый — одним из продавцов был Дилан Филд, генеральный директор и соучредитель Figma — и что действительно интересно – любой мог просто скопировать это изображение…

Сонал: …Он сам — извините, что прерываю вас — он сам мог скопировать свое изображение. Какое-то время оно вообще стояло у него на аватарке и ему пришлось (точнее он решил) впоследствии удалить его из своего профиля в Твиттере. Что показалось мне очень забавным. Но, пожалуйста, продолжай.

Линда: Да. Именно так. Конечно, любой может скопировать это изображение; но, если вы действительно посмотрите на сам NFT, вы сможете увидеть, кому он принадлежал.

И тот факт, что кто-то владел этим так давно… это почти стало символом статуса. Люди хотят продемонстрировать, что они владеют чем-то очень давно и теперь могут доказать это. И поэтому история владения действительно имеет значение.

Допустим вы обнаружили художника очень рано и были одним из первых, кто поддерживал его – теперь это можно отслеживать при помощи блокчейна. В будущем, когда произведение художника будет продано, вы сможете доказать, что вы поддерживали его в самом начале пути, и это очень ценно для людей.

Сонал: К слову об этом, я сталкивался с одной интересной аналогией. Вы ведь знаете, в крупных музеях рядом с каждым произведением искусства есть маленькие таблички. В них рассказывается о том, что это за произведение, какие были использованы материалы, когда оно было создано и кем (если это не аноним); а еще, иногда, в самом низу, очень маленькими буквами написано о том, кому оно принадлежит, или кто одолжил его музею.

И не все обращают на это внимание, потому что большинство людей интересует само искусство, и лишь некоторые действительно думают о том, кому оно принадлежит.

Но теперь то же самое возможно в Интернете – где эта информация доступна из любой точки мира, а не только на маленькой табличке в музее. Или можно использовать аналогию Джесси с Мона Лизой. Теперь информация о владении перестает быть в некотором роде инсайдерской и становится общедоступной. Это очень сильно.

Джесси: Да, и это привлекательно для разработчиков. Потому что со всеми этими данными о владельцах или истории происхождения того или иного актива — здесь просто напрашивается создание различных API. Сейчас разработчикам очень сложно найти всю эту информацию на платформах web2, потому их архитектура, в отличии от блокчейна, не позволяет так отслеживать историю медиа.

Так что, благодаря блокчейну, разработчикам в сотни раз проще получить эти данные — и именно поэтому я думаю, что в ближайшем будущем вы увидите цифровой эквивалент этих маленьких табличек под экспонатами в музее на всех социальных площадках.

Сонал: Ребята, недавно Мэтт Левайн написал в Твиттере, что “NFT – это новая форма торгуемой показухи, а не новая форма торгуемой собственности”. Что вы можете сказать на этот счет?

Джесси: Я думаю, что “показуха” — это одна из причин, по которой люди коллекционируют NFT … но все не ограничивается спекуляциями или стремлением выставить что-то напоказ – со временем, я думаю, люди начнут осознавать все больше и больше возможностей NFT. Сейчас разработчики уже создают новые пространства, в которых вы можете использовать свою цифровую собственность.

Например, сегодня вы можете купить произведение цифрового искусства в форме NFT, перенести его в виртуальный мир (например, Cryptovoxels или Decentraland) и выставить его там. И то, что сторонний разработчик, никак не связанный с создателем произведения, может создать подобный виртуальный опыт – это лишь верхушка айсберга. Сторонние разработчики могут затем создавать что-то новое на базе этого виртуального опыта, например, того же Cryptovoxels, потому что это инклюзивные платформы с открытым исходным кодом.

NFT-выставка

Выставка в Cryptovoxels

Благодаря такой компонуемости разработчики могут создавать новые опыты с меньшими затратами времени и ресурсов, а инновации множатся и дополняют друг друга.  И поэтому это утверждение обесценивает возможный утилитарный аспект владения.

Линда: Да, я тоже не совсем согласна с этим мнением. Я думаю, что оно отвергает многие области применения NFT. Даже если говорить о более традиционных вещах – например, билетах, финансовых активах или недвижимости – NFT это более эффективный способ представления и передачи этих вещей, без необходимости привлекать посредников или заполнять кучу бумаг.

И таким образом, это представляет собой чистую выгоду для общества, а не просто тот факт, что люди пытаются выставить напоказ свое богатство.

Сонал: Я очень рад, что задал вам этот вопрос, потому что, повторюсь, одна из целей этого шоу – отличить хайп от того, что действительно важно. И мне было очень интересно услышать, как вы ответите на подобные замечания, особенно от человека, чей труд я глубоко уважаю.

Что вы думаете на счет аналогий с ICO-бумом, которые озвучивают некоторые люди? Что бы вы на это ответили?

ICO – для тех, кто не знает – это “первичное предложение токенов”. Термин образован по аналогии с IPO – первичным размещением акций. Но в данном случае, по мнению людей, это было более рискованным предприятием, поскольку, когда проводились ICO многие проекты были еще лишь на стадии идеи.  В случае с IPO хотя бы существует компания.

Кстати, наш друг Ник Томаино высказал следующее наблюдение: он сказал, что NFT – это конкретный продукт, цифровой товар, а не обещание чего-то в будущем. Я счел это достаточно весомым аргументом.  <Джесси: Да, это хороший аргумент> Так вот, что вы скажете на счет того, что некоторые сравнивают NFT с бумом ICO?

Линда: Это очень напоминает мне 2017 год, когда в крипто-пространство пришло много людей — тогда мы слышали об ICO на каждом углу и вокруг этого было много хайпа.

Но благодаря этому процессу из крипто-мира вышло много действительно крутых проектов. И многие люди, присоединившиеся к этому пространству, в конечном итоге остались в нем, потому что увидели, что здесь есть нечто большее, чем просто способ быстро разбогатеть; были созданы сообщества, и действительно уникальные способы создания ценности.

Так что, да, конечно, многие пришли в это пространство, чтобы заработать, но вместе с ними пришло действительно много по-настоящему креативных людей, которые намерены остаться здесь, чтобы экспериментировать и создавать вещи, которых мы никогда раньше не видели.

И приятно видеть, что тяжкий труд художников наконец начинает вознаграждаться. Люди ценят таких художников как Beeple, которые посвятили много лет своему искусству.

Сонал: Если говорить о Beeple – его работа ведь была цифровой с самого начала. Но он действительно создает единственные в своем роде вещи, уникальность которых подкрепляется NFT.

И мне это нравится. Но здесь несомненно имеет место некий “цикл хайпа”. И в таких циклах всегда есть фаза разочарования. Мне больше хотелось бы понять другое… Да, это все действительно круто, но, прямо сейчас, в данный момент времени, как нам оценить, что работает, а что нет?

Джесси: Я так понимаю, ты хочешь спросить о том, что является ценным, то есть какие NFT являются ценными?

Это все равно, что спросить “что есть искусство?”. Я бы ответил, что искусство — это то, что зритель сочтет искусством.  Точно так же, ценным является тот NFT, который рынок сочтет ценным. И, я думаю, что именно поэтому мы видим так много экспериментов с различными формами NFT, от сообщений в блогах до цифрового искусства.

Существует множество нишевых сообществ, которые хотят владеть предметом, имеющим для них культурное значение. Причины могут быть разными — спекуляции, желание продать этот предмет в будущем. Или, может быть, эти люди просто хотят, чтобы все узнали о том, что они поддерживали своего кумира.

Таким образом, есть множество различных причин, по которым люди могут считать тот или иной NFT ценным. На этом рынке также есть множество различных субкультур и систем ценностей. И именно поэтому он как бы расширяется во всех направлениях.

Сонал: Значит, хайп это не обязательно плохо.

Одной из проблем, которые сопровождали NFT с самого начала, начиная с CryptoKitties, была проблема масштабируемости и тот факт, что сеть Ethereum не была готова к такому спросу. И это подстегнуло работу над различными решениями в области масштабируемости. Хайп 2017-го года действительно стал причиной позитивных изменений в инфраструктуре и появления вещей, в которых мы нуждались…

И это наводит меня на мысль о том, что, возможно, Mediachain просто появился не в самое удачное время. Я помню… еще до того, как вы, ребята, основали Mediachain, в творческом мире всегда существовала проблема, связанная с отслеживанием библиотек цифровых активов.

Информацию было очень трудно найти — потому что она не была привязана непосредственно к файлам. Не говоря уже о данных о том, кто их создал, кто ими владеет и так далее. И это относится также к мемам, да и вообще ко всему в Интернете. Ведь в основе этого лежит культура ремикса, расширяемость, идея комбинирования и объединения разных вещей.

Джесси: Да, многие идеи, которые сейчас реализуются в NFT пространстве, родились еще в те времена.

И в то время в экосистеме не хватало двух важных вещей: во-первых, возможности легко создавать токены — это возможно исключительно благодаря смарт-контрактам и платформам, таким как Ethereum, Flow и другим; а во-вторых, рынков для этих цифровых активов. А сейчас мы живем в мире, где примерно 10% американцев владеют криптовалютой.

То есть, идее о том, что цифровые МЕДИА активы могут иметь определенную ценность в некотором роде предшествует идея о том, что цифровые активы в целом могут обладать ценностью.

Таким образом, возвращаясь к том что говорила Линда, без рынка 2017-го года, сегодняшний рынок NFT был бы невозможен. Так что сначала должны были появиться рынки; они нестабильны, и на них происходят все эти спекулятивные безумства, — но они также провоцируют возникновение инфраструктуры и ментальных моделей, которые остаются с нами надолго.

Как работают NFT

Сонал: Это идеальный момент, чтобы перейти к следующему вопросу, который я хотел с вами обсудить. Давайте поговорим об экосистеме, которая уже формируется вокруг NFT и основных ее участниках.

А перед этим давайте кратко обсудим, то, как работают NFT – то есть поэтапно опишем процесс создания NFT, торговли и т.д.

Линда: Окей, сперва человек решает разместить свою работу на блокчейне. То есть выпуск NFT предполагает реальное взаимодействие со смарт-контрактом. Существуют различные торговые площадки, которые пытаются облегчить этот процесс для пользователя. На каких-то платформах вы можете нажать кнопку, чтобы начать выпуск NFT. Затем можно настроить различные атрибуты, например, название работы, авторские отчисления в случае вторичных продаж и прочее.

Таким образом, многие из этих платформ позволяют вам очень легко пройти этот процесс. Я думаю, что на самом деле самое сложное — это создать кошелек и начать пользоваться криптовалютами. Но сейчас есть торговые площадки, благодаря которым это становится проще.

Некоторые торговые площадки также, возможно, заставят вас пройти определенную процедуру регистрации — они могут провести ряд проверок, например, чтобы убедиться это подлинное произведение искусства, а не копия чужой работы, или что оно соответствует определенным стандартам качества. Но есть и другие площадки, на которых каждый желающий может выпустить какой угодно NFT.

Так что в этом плане сейчас есть множество вариантов.

Сонал: Это здорово, но… допустим мне нужно создать кошелек MetaMask — что это вообще значит? Можете подробнее рассказать про кошельки? Ведь теоретически человеку не обязательно напрямую взаимодействовать с криптовалютами.

Джесси: Конечно, я могу попробовать это сделать. В общем, концепция криптокошелька сводится к понятиям публичного и приватного ключа. То есть, у вас публичный адрес на блокчейне, с которым связаны ваши активы: например, у Сонала есть публичный адрес, и он может написать в твиттере “Эй, я Сонал, вот мой публичный адрес, и вот все мои активы.”

Например, на этом адресе могут храниться ваши Биткойны. На Ethereum у вас будет другой адрес, и все ваши активы на блокчейне Ethereum будут связаны с вашим публичным ключом.

А есть приватный ключ — он нужен для доступа к активам, хранящимся на вашем кошельке. Таким образом, вам нужен приватный ключ, чтобы разблокировать активы на вашем публичном адресе. Это и есть концепция криптокошелька. MetaMask — самый популярный кошелек для Ethereum — его можно установить, как расширение для любого популярного браузера; по сути, он создает для вас публичный адрес на блокчейне Ethereum и приватный ключ для него.

Здесь важно отметить: эта пара криптографических ключей не принадлежит MetaMask, она принадлежит ВАМ; MetaMask не знает ваших ключей, у них нет никакой информации, она целиком и полностью принадлежит вам. И это сопряжено с большой ответственностью, потому что, если вы потеряете свой приватный ключ, вы потеряете все свои активы— это что-то вроде наличных денег в вашем кошельке.

Вот почему это называется “кошельком” (хотя это не совсем корректное название, потому что с физическим кошельком вы можете делать все, что угодно), но я думаю этот термин прижился потому что криптокошелек похож на физический в том плане, что если вы его потеряете, то вы потеряете и все свои деньги.

Сонал: Окей, двигаемся дальше. Итак, мы разобрались, как работают кошельки и расширения для браузера; мы знаем, что некоторые платформы позволяют пользователям выпускать NFT, которые представляют произведения искусства или другие объекты, например цифровые активы или файлы.

Теперь давайте перейдем к тому, что происходит после того, как вы выпускаете NFT. Создавая NFT, вы можете указать название работы, задать параметры программы.

Например, авторские отчисления: в различных системах могут быть различные варианты; это может быть фиксированный процент от стоимости; сумма отчислений может также меняться по мере того, как произведение растет в цене. Я также видел работы, детали которых раскрываются постепенно, по мере взаимодействия с ними – то есть это не просто статичное произведение… Окей, что происходит дальше?

Линда: Существуют разные варианты, в зависимости от того, что вы хотите сделать со своим NFT. Вы можете просто выпустить свой NFT на одной из торговых площадок и поделиться ссылкой с другими людьми. Вы можете установить стартовую цену и провести торги среди желающих купить ваш NFT.

Или вы можете просто создать его для себя: допустим, вы хотите создать несколько миров в виртуальном пространстве, выставить свои работы в виртуальной художественной галерее, и просто оставить их там…

Есть много вариантов того, что вы можете сделать с NFT, если считаете, что эта вещь действительно имеет ценность. Я видела, как люди обсуждают обмен NFT между разными художниками.  Я также видела, как люди использовали произведения искусства в качестве обеспечения для займа.

С ними действительно можно делать, что угодно. Но самая распространенная, базовая вещь из тех, с которыми я сталкивалась — это то, как люди просто продают свои работы, и кто-то их покупает, а затем, возможно, хранит их на своей виртуальной земле, или выставляет в своем профиле.

У этого есть некий социальный аспект: люди много говорят об этом, например, “Эй, я только что купил это произведение искусства”, пишут об этом в соцсетях. Существует также приложение, которое агрегирует покупки с различных торговых площадок и публикует их как в ленте Instagram. Здесь также присутствует социальный элемент — люди могут узнать, кто что покупает, кому что принадлежит, и вокруг этого формируются целые сообщества.

Сонал: Я часто задавался вопросом, появится ли что-то вроде Pinterest для NFT, где, даже если вы не являетесь владельцем, вы можете как бы … стать “коллекционером”. Например, я использую Pinterest для “коллекционирования”, чтобы сохранить какие-то вдохновляющие вещи, которые я никогда бы не купил. Мне интересно, произойдет ли такое вообще, и будут ли авторы получать за это какую-то долю. Я не знаю, видели ли вы что-то подобное, но мне любопытно.

Линда: Вполне могу представить что-то подобное. Взять даже просто фракционирование — вы можете разделить NFT на очень маленькие части. И люди смогут владеть этими мелкими фрагментами и добавлять их в коллекцию, как на Pinterest.

Ключевые игроки экосистемы

Сонал: Итак, за всеми процессами, которые мы только что описали, стоит целая экосистема и в ней продолжают появляться все новые игроки. Мы уже обсудили некоторых их них – например, сайты для демонстрации коллекций, выставки, онлайн-галереи; у нас есть рынки; у нас есть всевозможные инструменты для управления различными параметрами… Можете подробнее рассказать об этом? Нарисовать для нас “карту” этого пространства.

Джесси: Итак, существуют торговые площадки с вертикальной структурой; есть площадки, например, для специально отобранных произведений искусства или для определенных предметов коллекционирования. А еще есть торговые площадки с горизонтальной структурой, такие как OpenSea, которые позволяют находить всевозможные NFT.

Маркетплейсы NFT: скриншот Опенсиа

NFT-маркетплейс OpenSea

И причина, по которой они могут это сделать, заключается в том, что все эти NFT существуют на блокчейне, в свободном доступе. Таким образом, они могут запрашивать данные в блокчейне и агрегировать собранную информацию. На горизонтальном маркетплейсе, таком как OpenSea, вы можете найти практически любой NFT.

Сонал: И это здорово, потому что не все знают, как взаимодействовать с крипто-технологиями. Так развивалась сама сеть.

Джесси: Верно. Также, торговые площадки — как вертикальные, так и горизонтальные — чаще всего позволяют создателям выпускать NFT на этой платформе. Попросту говоря: здесь есть как спрос, так и предложение; и вы можете воспользоваться более специализированной, вертикальной площадкой, либо горизонтальной, где есть почти все.

Одним из по-настоящему интересных явлений в NFT-пространстве является появление своего рода групп “коллекционеров”… Крипто-технологии позволяют значительно легче передавать ценности — это проще, чем отправить письмо по электроннй почте. И люди, в результате, коллективно аккумулируют ценность, чтобы принимать участие в рыночной активности.

Есть один действительно классный эксперимент — это организация под названием Flamingo DAO (DAO — децентрализованная автономная организация). Основная идея заключается в том, что вы можете объединить ресурсы с любыми людьми, у которых есть криптокошельки; внести деньги в смарт-контракт, который действует как своего рода банковский счет, а затем этот банковский счет сможет покупать NFT. То есть, эта группа может коллективно покупать NFT.

Это похоже на что-то вроде фонда, или, если можно так сказать, “галереи”, которая приобретает работы. И попав в эту коллекцию, создатели получают доступ к аудитории коллекционеров и инвесторов, которые составляют этот “фонд”. Так что это еще одно действительно интересное явление, которое возможно исключительно благодаря крипто-технологиям. И я думаю, что в будущем будет больше подобных экспериментов.

Сонал:  Да, мне тоже нравится это идея. Больше всего в экономике творчества мне нравится то, как она стимулирует формирование сообществ, как временных, так и перманентных (у меня есть целая серия твитов на эту тему) – очень интересно размышлять о том, к чему приведет создание подобных возможностей для совместной деятельности… Продолжай, пожалуйста.

Джесси: Да. Я упомянул вертикальные и горизонтальные торговые площадки; есть также смежные медиа-платформы. Например, мы затронули проект Mirror, который является платформой для блогов, где любой может публиковать свои посты в виде NFT.

И напрашивается вопрос: зачем выпускать что-то вроде поста в блоге или эссе в виде NFT?

Сонал: Да, спасибо, что поднял этот вопрос!

Джесси: <смеется>, Например, если вы независимый журналист, сейчас в вашем распоряжении не так уж много хороших инструментов для монетизации; платная подписка может быть не лучшим решением в долгосрочной перспективе. И что действительно круто в Mirror, так это то, что платформа позволяет читателям объединять ресурсы в формате краудфаундинга, например, если они хотят финансировать написание какого-то определенного материала.

Как участник этого краудфандинга, вы не просто финансово поддерживаете создателя или писателя: вы становитесь владельцем, частичным владельцем NFT, который они выпускают, когда публикуют новый пост в блоге.

Можно пытаться проанализировать психологию этих людей. Но я думаю, что все сводится к двум вещам. В первую очередь к идее «патронажа», когда человек поддерживает автора и помогает ему реализовать свои идеи; но также есть смутная гипотеза о том, что в будущем, когда этот материал станет ценным, ваше имя будет значиться в списке тех, кто финансировал его создание.

У Илона Маска в блоге, например, есть знаменитый пост про “тайный план Tesla”. Или вот, совсем недавно, Джек, основатель Twitter, продал свой первый твит в виде NFT за миллионы долларов.

Так вот, можно представить развитие этой концепции. Какая-нибудь хорошая идея рождается в формате поста в блоге. Находятся люди, которые хотят, чтобы эта идея была реализована, организуют краудфандинг и становятся частичными владельцами этого поста – который превращается в своего рода каноническое представление этой идеи.

Сонал: Пару дней назад я видел, как Дилан Филд создал тред в Твиттере, где он говорил о развитии некоторых идей, связанных с NFT. Мне это показалось очень интересным. Одной из идей, которые он описал было “доказательство фэндома” — по аналогии с “доказательством доли” и “доказательством работы”; довольно интересная концепция  — это в каком-то роде также связано с идеей монетизации моментов.

И, в данном случае, мы говорим о разных способах взаимодействия между создателями контента и их фанатами  — мы много обсуждали это на нашем подкасте. В эпизоде с Кевином Келли мы говорили о том, как можно «развернуть» модель монетизации – то есть, не создатель продает свои работы, а покупатели и фанаты как бы «монетизируют» свое внимание. Очень увлекательная концепция, можно представить как фанаты и сообщества покупают и владеют такими вещами.

А Дилан зашел еще дальше, и высказал идею “сообщества как искусства”, что показалось мне очень интересным..

Линда: Эта область мне особенно интересна. Пока не так уж много людей работает над такими вещами, но мне очень нравится, например, идея о том, что участники DAO могут путем голосования определять то, как будет выглядеть произведение искусства, то есть по сути заниматься коллективным творчеством.

Я была участником DAO под названием “Saint Fame”, и мы голосовали за различные параметры дизайна предметов одежды, а затем организация производила эту одежду и отправляла покупателям. И к этому сообществу, которое коллективными усилиями разрабатывало дизайн одежды, мог присоединиться любой желающий — даже анонимные участники со всех уголков мира. Таким образом, вы можете создавать что-то или инвестировать во что-то сообща. И это действительно круто.

Сонал: Конни Чан (наш партнер) часто говорит о монетизации влияния. Она часто ссылается на то что происходит в Китае со стримингом, когда инфлюенсеры спрашивают своих подписчиков что-то вроде «Что мне надеть сегодня?». Это может местами выглядеть жутковато, но в целом – когда вы можете выбирать среди множества моделей и монетизировать самые разные вещи – это открывает целую массу новых возможностей.

Но прямо сейчас все деньги получают платформы. И что действительно интересно в том, что описала Линда, так это то, что таким образом можно делать то же самое — но в этом случае вы не просто создаете произведения искусства  — вы принимаете коллективные решения относительно, например… гардероба какого-то человека, или линейки одежды, или управляете разработкой продукта (даже физического). Я думаю, что это тоже очень интересно.

Джесси: Я хотел бы добавить еще одну вещь, в тему “доказательства фэндома”. Это идея, которую я называю “патронаж плюс”: в Web 2 очень легко финансово поддержать художника или создателя, чьими работами вы восхищаетесь, подписавшись на них в Substack или оплатив подписку на Patreon. И это, по сути, дает вам доступ к их творчеству, но также позволяет оказывать финансовую поддержку их работе.

NFT позволяют вам делать то же самое: в некоторых случаях NFT может предоставить вам доступ к Discord-серверу или новостной рассылке (мы уже обсуждали это) — но здесь есть этот элемент “плюс”, который возможен исключительно благодаря цифровому владению. Он представляет собой возможность получать прибыль в будущем от перепродажи этой собственности кому-то другому, например, по мере развития создателя или роста спроса на его работы.

Я думаю, что этот элемент “плюс” очень важен, потому что он сам по себе становится стимулом к тому, чтобы финансово поддержать создателя контента. Таким образом, “патронаж плюс” может в конечном итоге расширить рынок намного сильнее, чем патронаж, который мы наблюдаем в Web 2.

Сонал: Многие утверждают, что все это  — золотой век искусства, Возрождение в Италии и тому подобное — было бы невозможно без идеи патронажа. Итак, то, что вы описываете,  — это более демократизированная и доступная форма патронажа, а элемент “плюс” — это способ действительно добиться своего рода “цепной реакции”. Потому что сейчас, в отличие от эпохи Возрождения, не только богатые семьи имеют возможность финансировать искусство.

Джесси: Да, это смесь патронажа и капитализма.

Линда: Да. Существует DAO под названием Yield Guild Games, в которой я принимала активное участие. На Филиппинах есть люди, которые зарабатывают на жизнь, играя в игры — Джесси уже говорил о том, что есть DAO, которые могут владеть NFT —  так вот, Yield Guild Games это DAO геймеров со всего мира, которые играют в блокчейн-игры.

Есть одна очень популярная игра под названием Axie Infinity — она посвящена существам, похожим на покемонов, которые сражаются друг с другом. Каждый из них является NFT. А еще в этой игре можно зарабатывать деньги. И иногда эти питомцы могут стоить очень дорого, потому что они очень ценные. Так вот, в этом DAO, игроки сдают NFT в аренду другим игрокам.

NFT - акси инфинити

Стоимость различных NFT-Акси

Очень приятно наблюдать, как такие коллективы действуют в сообществе геймеров. А еще они сейчас инвестируют в виртуальную землю в играх, в которые они играют, поскольку хорошо разбираются в этих играх. И они облагораживают земли в этих играх, прямо как недвижимость в реальном мире — делают их лучше, создают что-то на них (идея в том, что в будущем у них будет все больше и больше виртуальной земли).

Сонал: Один маленький вопрос.

DAO – это децентрализованная автономная организация; люди часто говорили о том, что криптоэкономика со временем позволит создавать подобные организации, поскольку традиционная фирма глубоко укоренилась в физическом мире, но не в цифровом. Но почему такие сообщества формируются как DAO, в чем здесь смысл?

Я спрашиваю, потому что мне интересно, например, почему они выбирают именно формат DAO?

Линда: Я не думаю, что это обязательно должна быть DAO; есть много случаев, когда обычная компания имеет гораздо больше смысла.

Но что действительно интересно в DAO, так это то, что в них гораздо больше прозрачности — вся информация о средствах, которыми управляет DAO, абсолютно открыта. Мы можем в любой момент узнать, сколько средств у организации, а также куда и откуда перемещаются средства. Как вы понимаете, в традиционной компании вы не можете в любой момент получить доступ к балансовому отчету; часто они просто публикуются на ежеквартальной или ежегодной основе.

Таким образом, DAO уравнивают условия для всех участников и обеспечивают большую прозрачность; во многих случаях получить к ним доступ значительно проще: вам даже не нужно раскрывать свою личность; было бы очень трудно присоединиться к обычной компании, не раскрывая подобную информацию. Это очень хорошо соответствует духу крипто-мира: его глобальной, открытой природе. <Джесси: Ага>

Сонал: И, кстати, чтобы быть предельно ясным, когда мы говорим о том, что вам не надо раскрывать свою личность, мы не имеем ввиду “анонимность”, потому что технически здесь больше подходит термин псевдонимность; то есть, например, можно определить, кто совершает транзакцию, не зная его личных данных.

Вопрос потребления энергии

Итак, мы разобрались с комментариями в духе “это просто JPEG, что может быть уникального в обычной картинке”, но, на самом деле, есть множество других заблуждений, связанных с NFT. Поэтому я попрошу вас разобрать со мной еще одно, а именно вопрос потребления энергии, который в последнее время активно обсуждается.

Очевидно, что это пережиток критики Биткойна – ведь майнинг, как мы знаем, требует больших затрат энергии. Поэтому, не могли бы вы помочь нам прояснить вопросы потребления энергии в контексте NFT?

Линда: Я думаю, что вокруг этой темы скопилось очень много заблуждений. Да, “Proof-of-Work” действительно требует затрат энергии, но не каждый блокчейн использует PoW. Proof-of-Work подразумевает процесс, в котором физические сущности — майнеры фактически подтверждают осуществление транзакций. И поэтому это требует больших затрат энергии — вам нужно доказать, что вы выполняете какую-то работу, чтобы получить этот результат.

Что касается Ethereum, сейчас сеть переходит с алгоритма “proof-of-work” на “proof-of-stake” — что является своего рода виртуальным майнингом. В этом случае, вместо того чтобы потратить $1000 на оборудование для майнинга, участник блокирует эти средства в системе, которая затем случайным образом выбирает валидаторов, на основе внесенного ими капитала. То есть, здесь присутствует виртуальный аспект майнинга, но отсутствует физический, который требует больших затрат энергии

И мы все сильнее уходим в сторону решений второго уровня, например, протоколов, построенных на базе Ethereum. Причина в том, что люди стремятся сделать процесс проверки права собственности на блокчейне менее энергозатратным. Так что я думаю, что в будущем поводов для такого рода критики будет все меньше.

Джесси: Я бы сказал майнинг “proof-of-work” зачастую не заслуживает настолько суровой критики. Да, этот процесс и правда требует больших затрат энергии. Однако, многие майнеры “proof-of-work” используют незадействованные или возобновляемые ресурсы, например, гидроэнергетику. Например, на нефтяных месторождениях происходят выбросы природного газа. Обычно этот газ просто попадает в атмосферу, но вместо этого его можно использовать для майнинга Биткойна.

Я не то чтобы большой сторонник такой практики. Но я считаю, что обязательно нужно подчеркнуть тот факт, что возобновляемые или незадействованные ресурсы составляют довольно большую долю от общего энергетического баланса proof-of-work майнинга. И эта тема тоже очень слабо изучена.

Сонал: Я рад, что ты упомянул об этом, потому что здесь мы пытаемся, в том числе, освятить детали, о которых многие могут не знать.

Джесси: К тому же, люди, которые критикуют NFT в плане потребления энергии и вреда для окружающей среды, на мой взгляд не учитывают более широкого контекста

Возьмем к примеру выставку Art Basel. Куча богатых коллекционеров каждый год летают туда на частных самолетах, чтобы купить что-нибудь для коллекции. И я не знаю, каков точный уровень вредных выбросов от всех этих частных самолетов, но я не сомневаюсь, что он довольно высок.

Так что, мне кажется, некорректно в рамках дискуссии в Твиттере пытаться оценить вред, который NFT могут наносить окружающей среде. Это слишком сложная тема и здесь недостаточно просто сказать: “В результате выпуска этого NFT в атмосферу попало такое-то количество CO2”. Что на счет всех этих свободных экономических зон или частных самолетов, которые каждый год летают на Art Basel?

В общем это очень тонкая тема. И я думаю, что это несправедливо по отношению к создателям. Они просто используют новые инструменты, которые становятся все более и более эффективными. И перечеркивать это все на основе громких заголовков, это слишком.

Сонал: Замечательно. Кстати, я был на Art Basel, только не в Швейцарии, а в Майами, в 2006 году; я, конечно, летал не на частном самолете — я тогда заканчивал университет и денег у меня было немного. Но, тем не менее, я согласен, это очень спорная тема.

Линда: Кстати, Эндрю Стейнволд недавно писал в твиттере, что на самом деле цифровые произведения искусства приносят пользу окружающей среде. Художники ведь не покупают физические материалы, вроде холстов, мольбертов, красок и прочего… К тому же нет необходимости в затратах на доставку работы покупателю.

Я думаю, если придраться, всегда можно найти аргумент в пользу того, что какая то вещь вредит окружающей среде.

Сонал: Вы абсолютно правы. Однажды я купил картину одной из моих самых любимых художниц. Я был на ее шоу в Новом Орлеане. После этого она отправила мне свою работу. И, я вам скажу, доставить ее сюда было непросто — чего стоят одни материалы для упаковки.

В общем, очень сложный и трудоемкий процесс. Мне даже пришлось нанять человека, чтобы открыть коробку, потому что она была намертво запечатана. Открыть ее было просто не реально — то есть, даже на то, чтобы распаковать эту штуку, потребовалось потратить энергию <Джесси смеется>. Так что я согласен с вами. Это действительно очень деликатный вопрос.

Открытые инновации

Окей! Вы часто упоминали концепцию “общедоступности” или “инклюзивности” (permissionless). Я думаю, представители регулирующих органов были бы не в восторге от подобной идеи. Это ведь значит, что каждый может делать все, что ему угодно, в том числе всякие “нехорошие” вещи. Что вы скажете, на счет опасений, которые вызывает у некоторых людей эта концепция? Или даже на счет того, что если, допустим, вы потеряете свой ключ, вам его не вернуть — никто не сохранит его для вас.

Джесси: В этом плане криптовалюты похожи на наличные деньги. Опять же, здесь хорошо подходит аналогия с бумажником, потому что, если вы потеряете бумажник, то велика вероятность, что вы никогда не вернете лежавшие в нем деньги. То же самое с экономикой наличных денег: вы можете купить самые разные товары — от нелегальных, до вполне нормальных, и все это можно купить за наличные. Это также верно для криптовалют, и я думаю, что то же самое относится и к NFT.

Разумеется, здесь не обходится без недобросовестных игроков и нарушений прав собственности — и, конечно, в какой-то момент потребуется вмешательство правовой системы. Однако, я думаю, что преимущества такого подхода — то, что любой разработчик может экспериментировать с разными способами потребления медиаконтента — перевешивают возможный ущерб от недобросовестных действий некоторых людей.

Для сравнения, сегодня только разработчики, которые работают непосредственно в Facebook или в Twitter могут экспериментировать с тем, как потребляется контент на этих платформах. Я думаю, что было бы гораздо лучше, если бы КАЖДЫЙ разработчик в мире мог бы открыто внедрять инновации, без необходимости получать разрешение крупных платформ.

Сонал: Так, кажется теперь я понял, что вы имеете ввиду. И, надо сказать, все те примеры, которые ты перечислил — нарушения авторских прав и прочее — все это сплошь и рядом происходит в физическом мире, и у нас не всегда есть возможность противостоять этому.

А в случае блокчейна решение этой проблемы, как ни странно, встроено в саму систему.

Джесси: Да, в каком-то смысле можно утверждать, что блокчейны на самом деле значительно облегчают работу криминалистов, потому что вся информация открыта и общедоступна.

Сонал: Наш партнер Кэти Хаун, очевидно, согласилась бы с вами; она ведь занималась именно этим в министерстве юстиции.

Джесси: Верно, все дело в том, чтобы найти правильный баланс, при котором можно бороться с недобросовестным поведением, а порядочные участники экосистемы при этом будут иметь свободу для инноваций.

Корпоративные инновации и NFT

Сонал: Хорошо, и последний вопрос. Можете ли вы, ребята, дать несколько очень быстрых практических рекомендаций для стартапов или представителей различных отраслей? Не обязательно давать конкретные советы, просто в общих чертах описать то, как потребителям, создателям или даже учреждениям найти свой подход к NFT.

Линда: Мне кажется в крипто-пространстве всегда полезно просто обсуждать идеи, вступать в различные сообщества или публично создавать что-то. Это пространство только начинает развиваться, и люди все еще пытаются во всем разобраться. Здесь нет тех, кто в полной мере разбирался бы в том, что происходит в NFT-пространстве, и все открыты для общения и сотрудничества.  Поэтому не надо бояться задавать вопросы; вступайте в различные сообщества в Discord, Twitter или на других платформах, где все это обсуждается.

Сонал: Большие корпорации, институциональные банки и другие крупные традиционные учреждения вряд ли станут вступать в группы в Discord и экспериментировать с чем-то.  Что на счет них?

Линда: Традиционные учреждения могут подумать о том, как NFT могли бы повысить эффективность их бизнеса. Отслеживать финансовые активы — это трудоемкий и дорогостоящий процесс. Благодаря NFT они могут сделать его гораздо более “гладким”.

Так что, возможно, не лишним будет исследовать эту тему – не обязательно именно искусство в форме NFT; это могут быть финансовые активы, которыми они управляют.

Джесси: Да, крупные корпорации и другие компании работают на рынках экономики творчества, используя различные каналы. Многие компании привлекают создателей контента и инфлюенсеров для решения задач, связанных с маркетингом и дистрибуцией. А NFT открывают новые возможности как для маркетинга, как и для дистрибуции, не так ли?

Я также думаю, что владение работой определенного художника или инфлюенсера — это еще один способ привлечь внимание и открыть новые каналы дистрибуции. Это довольно интересная идея.

Сонал: Меня очень привлекает эта новая, современная концепция занятости. Сотрудники компаний могут творить и по-настоящему владеть своими идеями. В традиционной системе это представляет собой исключительно бинарную модель, здесь нет золотой середины. Возможно, она эволюционирует благодаря NFT и это даже выйдет за пределы самих компаний, как в классической концепции открытых инноваций.

Джесси: Ты затронул действительно перспективную тему — я бы описал это, как экономику владения. В кремниевой долине, например, работники стартапов получают в них долю. Такой стимул повышает их заинтересованность в успехе компании.

И эта модель действительно хорошо сработала для привлечения лучших талантов к работе в стартапах. Но это не было общедоступным и поэтому пул талантов не так велик, как мог бы быть. А теперь крипто-технологии позволяют передавать собственность — будь то NFT или доля в сети Биткойна, — мгновенно, в любую точку мира. В результате, любой человек может быть владельцем значимой собственности в интернете.

И я думаю, что это способно полностью поменять то, как люди работают. Им не нужно больше быть штатными сотрудниками в компании, чтобы получить какую-то значимую собственность в обмен на свой вклад в платформу или сервис, которым они пользуются или который они создают.

Сонал: Это напомнило мне знаменитую цитату Билла Джоя: “Кем бы вы ни были, большинство самых умных людей работают на кого-то другого”.

Итак, если вы собираетесь использовать открытые инновации, открытый исходный код или расширить свой кадровый резерв, это отличный способ предоставить своим сотрудникам значимую “собственность” — пусть даже это будет частичное владение.

Джесси: Да, благодаря NFT это становится доступным для всех, не только для технарей, но и для потребителей и создателей.

Сонал: Отлично, ребята. Обычно в конце этого подкаста я прошу гостей кратко резюмировать основные моменты по теме, которую мы обсуждали. Поэтому не могли бы вы сделать это?

Джесси: Я давно работаю с медиа, поэтому меня привлекает идея будущего, где буквально все медиа представлены NFT. Я думаю, что мы создаем универсальную библиотеку программируемых медиа, в которые непосредственно вшит финансовый аспект. И это приведет к “ренессансу” онлайн-творчества. Создатели контента смогут получать более справедливое вознаграждение за свой труд, чем в эпоху Web2.

Линда: Да, в сфере NFT-искусства происходит много действительно интересных вещей. В крипто-пространство стягивается все больше креативных людей и это несомненно сделает его лучше. Но NFT также применимы ко многим другим отраслям, где необходимо отслеживать право собственности, чем в настоящее время занимаются посредники, которые берут плату за свои услуги. Поэтому, я ожидаю, что NFT проникнут в самые разные отрасли, например, игры, финансы, здравоохранение и многие другие.

Сонал: Это неотъемлемая часть технологического прогресса. Вы даете людям инструменты, и они делают с ними самые разные вещи. Так что будет интересно посмотреть, что случится, когда мы раскроем потенциал человеческой изобретательности. Спасибо всем, кто присоединился к этому эпизоду “16 Minutes”. Линда, Джесси, большое вам спасибо!

Джесси: Спасибо, что пригласили нас.

Линда: Спасибо.

С оригинальным материалом можно ознакомиться здесь.

Канал в Telegram: Рады подарить вам постоянную скидку 20% на спотовые комиссии на бирже Binance:

(по ссылке вы получите постоянную скидку 20% на спотовые комиссии и 10% в секции фьючерсов на бирже Binance, возможна покупка криптовалюты с карт Visa/Mastercard/МИР и платежных систем Qiwi и других)

  • Наша методика расчета рейтинга учитывает следующие параметры: объем торгов за 24 часа, индекс доверия и соотношение числа положительных отзывов к общему числу отзывов.