Мы в соц.сетях
Главная » Аналитика » Инновации и “пост-венчурный” капитал
Инновации и “пост-венчурный” капитал
Опубликовано 18.06.2021

“Пост-венчурный” капитал и Крипто-Нобелевская премия

Инновации на блокчейне – эксперимент.

Автор – Мэтт Стивенсон

Я должен был бы оформить это эссе как исследовательскую лабораторию вдохновляющую речь. И в ней с уверенностью рассказать вам о новом мире, который мы строим с моей организацией, Planck, и о том, какие перемены нас ждут. Я должен был бы продемонстрировать графики, чтобы показать вам обширные неосвоенные рынки, которые мы завоюем.

К сожалению, я не могу этого сделать. Тогда я бы стоял рядом с графиком, вроде вот такого:

Industrial Revolution

Из книги “Прощай, нищета!” экономического историка Грегори Кларка.

“Здесь показано то, как человечество в последний раз решало ключевую проблему инноваций”, – сказал бы я (честно.)

Но, как вы видите, это настолько масштабный рынок, что даже самый буйный, энергичный, вдохновленный агитатор не смог бы рассказать о нем, сохранив невозмутимое выражение лица. И что еще хуже, у меня академическое образование. (Раз так, я должен попросить вас мысленно добавить какую-нибудь ужасную оговорку — скажем, “по мнению некоторых, это возможно” – к каждому предложению в этой статье. Заранее спасибо.)

Но это правда: насколько могут судить экономисты, рынок инноваций сам по себе абсолютно равен экономическому росту (на человека). Это все то богатство, которое создается в мире. Оно составляет около 5 триллионов долларов в год, и все это благодаря инновациям. Новые идеи, знания и способы вести дела — то, что экономист Пол Ромер называет “новыми рецептами”.

Биржа Binance в июне 2021 года открыла маркетплейс NFT, зарегистрируйтесь сейчас по уникальным условиям — кэшбэк от 10% до 20% (зависит от секции биржи) — воспользоваться можно будет позже:

Инновации-это новое богатство. Поэтому любой проект, работающий над стимулированием инноваций, сам по себе имеет доступ к рынку в несколько триллионов долларов. И все же, когда я говорю, что Planck пытается помочь масштабировать научные инновации, вы, вероятно, не думаете о рынке в триллион долларов.

Но наука — это всего лишь децентрализованный протокол для инноваций – она структурирует и вознаграждает общие знания. И поэтому, если блокчейн собирается трансформировать инновации, полностью масштабируемая открытая наука, вероятно, будет выглядеть именно так. Это все и так уже имело невероятную ценность  — представьте, что вам пришлось бы заплатить налог на физику или суммировать богатство, созданное Аланом Тьюрингом.

Промышленная революция – исторический взрыв богатства, который мы видели на графике ранее, была радикальным переходом к открытым инновациям. Как говорит историк экономики Дейрдре Макклоски, “причина по которой благосостояние человечества так возросло” в этот период, заключается в следующем:

«Бедным людям, таким как кузнец Джон Харрисон (морской хронометр) или сын ткача Джон Дальтон (атомная теория, помимо прочих идей) или швея Коко Шанель (деловой костюм для женщин), впервые в истории было разрешено внедрять инновации» 

Но сегодня в странах, находящихся на “технологическом фронте“, темпы роста замедляются. Развивающиеся страны тоже замедляются по мере того, как они догоняют тех, кто впереди. Действительно ли мы исчерпали потенциал инноваций, как думают некоторые экономисты? Остались ли еще гениальные идеи, не претворенные в жизнь?

Common Knowledge

Трагедия общих знаний

Как нам вознаграждать инновации сегодня?

Или: что не так с утверждением “идеи ничего не стоят; имеет значение лишь исполнение”

Есть причина, по которой венчурные капиталисты говорят: “Идеи ничего не стоят; имеет значение только исполнение.” Это, прежде всего, неплохая шутка1. Но это также правдиво, в очень глубоком смысле: нельзя защитить идею, доступную всем. По словам Элинор Остром, общий ресурс, который вы не можете защитить, является “общественным благом”. И эта неспособность защитить ценные, скудные ресурсы приводит к печально известной трагедии общих ресурсов.

В этом случае утверждение о том, что идеи ничего не стоят, совершенно верно, при условии, что вы делитесь своими идеями со всем миром.  И в этом никто не виноват. Дело в том, что венчурные капиталисты и ангелы-инвесторы фокусируются на исполнении, потому что рынок идей имеет очень, очень слабую экономику.

Насколько плохи экономические условия для новых идей? Питер Тиль (Blake Masters) приводит следующий пример:

В 1980-х годах вы могли бы сконструировать лучший дисковод и захватить весь рынок, а через два года кто-то другой просто заменил бы ваше изобретение. Это принесло большую пользу потребителям, но на самом деле не помогло компаниям, двигающим прогресс.

Тиль описывает кризис стимулирования инноваций в микроэлектронике. То есть он говорит об индустрии, у которой есть совершенно очевидное коммерческое применение. Если в ней трудно вознаграждать инновации, представьте, что вы пытаетесь финансировать эксперименты с “антихрупкостью” в криптографии (то есть инновации 70-х и 80-х годов, которые использовал Биткойн).

Уолл-стрит быстро усвоила эти уроки. К 1980-м годам считалось, что любая компания, имеющая открытую исследовательскую лабораторию, например, Bell Labs, проявляет управленческую халатность2. Оставшиеся корпоративные исследовательские лаборатории были вынуждены стать гораздо более скрытными, а их производственные наработки были защищены и изолированы.

Однако тенденция к меньшему стимулированию исследовательской деятельности имеет серьезные последствия. Рассмотрим такой важнейший движущий фактор экономики, как Закон Мура: за последние несколько десятилетий производительность инноваций по Закону Мура снизилась в 18 раз. Закон Мура сегодня поддерживается огромными армиями исследователей.

Инновации закон Мура

Экономика Закона Мура. Из работы “Are Ideas Getting Harder to Find?” Блума и соавторов. Авторы этой работы – экономисты, работающие в крупнейших центрах инновационных исследований (MIT и Стэнфорд).

Такова экономическая реальность выражения: “Идеи не имеют значения, имеет значение только исполнение.” Это мир, в котором, чтобы передвигаться быстрее, люди не создают автомобиль, а запрягают в экипаж тысячи лошадей.

Почему инновации нуждаются в пост-венчурном финансировании?

Обычно трудно сказать, кто выиграет от крупных инноваций. Например, уравнения Альберта Эйнштейна имеют важное значение для GPS-устройств, но во времена Эйнштейна не было никаких GPS-компаний. Кто должен был его финансировать?

Инновации финансирование

“Практически ни один технологический стартап не начинается с создания новой технологии”.
Нужно отметить, что Дэвид Кинг имеет прямое отношение к тому, о чем говорит. Я думаю, что он скорее всего абсолютно прав (как минимум нет логической причины утверждать обратное, принимая во внимание утверждение о том, что инновации это реализация идей).

Так уж получилось, что Эйнштейну пришлось финансировать себя самому. Но он понимал, что, как минимум, работает не зря. В науке существует устойчивая традиция ссылаться на автора и использовать цитирование. По крайней мере, Эйнштейн знал, что ему будут доверять. Но даже эти минимальные стандарты очень трудно поддерживать.

Чтобы быстро проверить эту теорию я загуглил некоторые популярные концепции в криптографии с именами авторов и без них. Затем я разделил результаты, чтобы получить коэффициент цитирования — как часто люди используют контент и упоминают автора.3 Это не очень глубокое исследование, но я думаю, многим будут знакомы его результаты:

Инновации-Цитирование

Процент цитирования по разным отраслям. 99% у Акерлофа я получил исключительно за счет Google Scholar (поиск дал положительные результаты и без упоминания автора, но просмотрев первые десять, я выяснил, что они все равно на него ссылаются). Я также попробовал проверить TCR Майка Голдина и QV ideas Вейла и добился практически идентичных результатов.

Я не знаю ни одного из этих авторов (во всяком случае, достаточно хорошо), и им, возможно, вообще все равно – цитируют их или нет. Но я подозреваю, что лучше было бы создать систему “добровольного отказа”. И агрегаторы контента, максимизирующие количество кликов, конечно, не играют нам на руку. Если мы “прикрепим” имя влиятельного эксперта к новой концепции, мы, вероятно, добьемся максимального количества “кликов” и просмотров, как в следующем примере:

Виталик Бутерин

“Я не изобретал консенсус, устойчивый к сбоям на 99%. Это сделал Лесли Лампорт. Я просто объяснил принцип работы и адаптировал его для блокчейна. Trustnodes, пожалуйста, исправьте ваш текст.”

В приведенном выше примере Лесли Лэмпорту приходится полагаться на очень занятого человека, чтобы тот подтвердил его заслуги (что еще хуже, Виталику, возможно, вообще не было выгодно кого-то поправлять). Мы предлагаем лучшее решение этой проблемы.

Как блокчейн может помочь стимулировать инновации?

К счастью, блокчейн – это отличная технология для поощрения новаторов и первопроходцев. То, что мы называем “пост-венчурным” финансированием — то есть, вознаграждением людей за то, что они уже сделали или создали, — недавно пережило всплеск популярности на таких платформах, как Twitch. Например, по оценкам Streamlabs, общая сумма донатов стримерам на Twitch в 2017 году составила более 100 миллионов долларов.

В рамках “экономики знаний”, которую стремится стимулировать Planck, это своего рода “пост-венчурный” капитал. Наука работает таким образом, что в ней создается конкуренция за “приоритет”. Тем самым она поощряет людей отказываться от достоверных, ценных знаний. В открытой науке исследование и обмен знаниями само по себе является венчурным предприятием. И, конечно, после того, как идея станет публичной и общеизвестной, венчурный капитал должен перейти к человеку, который может лучше всего ее реализовать. По крайней мере, это должно работать именно так. Но пост-венчурный капитал ретроспективен: он стремится вознаградить то, что уже было создано.

Мы считаем, что это может значительно повысить эффективность инновационного процесса. Более эффективное разделение труда между лучшим новатором и лучшим исполнителем может изменить мир.

Innovations and Science

Источник: Роман Магер, Unsplash

Гранты, финансирование и атрибуция.

Мы объясняем технические нюансы того, как работают “премии” и NFT (которые мы называем глифами) в нашей технической документации, но вот краткий обзор:

Премии – это обязательства по вознаграждению хороших идей. Любой желающий может создавать различные премии: от нашего гранта Blockchain Genius и до “Личной десятки фаворитов Мэтта”. Создавая и поддерживая периодическую премию, вы обязуетесь помочь построить мир, в котором вознаграждаются инновации.

Премии – это не просто награды; это обмен. Результатом этого является синтез естественного человеческого взаимодействия с инвестициями в возможную будущую ценность Глифа. Премия предполагает получение криптовалюты в обмен на Глиф. В чем же ценность Глифов?

  1. Исторически великие знания ценились так же, как и великое искусство. Билл Гейтс заплатил 40 миллионов долларов за “Лестерский кодекс” Леонардо Да Винчи. Рукописи Эйнштейна продаются за миллионы. А одна страница рукописных сочинений Дарвина стоит сотни тысяч долларов. Вы можете подумать, что здесь замешана какая-то эстетическая красота, но идеи могут иметь ценность и в печатном виде. Оригинальные машинописные правила баскетбола Джеймса Нейсмита недавно были проданы на аукционе за 4 миллиона долларов. Люди покупают страницы сочинений Дарвина, потому что они связаны с его идеей — тот факт, что информация из “Происхождения видов” находится в свободном доступе, это не “баг”, а “фича”. Сегодняшний Дарвин сохранил бы свое Происхождение Видов в Google Docs, или в версированном LaTeX – файле, или запостил бы его на Medium. Но теперь, благодаря Planck и блокчейну, он создал бы уникальный глиф, который стал бы первой копией рукописи.
  2. Глифы также дают владельцу право получать вознаграждение за создание новых глифов (в той же цепочке). Возможно, это слишком сложно для вводной статьи. В таком случае, наглядное описание этой структуры можно найти в работе Криса ДиксонаПочему важна децентрализация”, а также в весьма содержательной статье Steemit и Саймона де ла Рувьер о кривых связывания. Также здесь актуальны такие инновации как налог Харбергера.⁴ В любом случае, не стесняйтесь пропустить это небольшое полу-техническое превью:

Инновации и глифы

Так как владение глифом может принести вам доход и коллекционную ценность, имеет смысл хранить его даже после того, как он выполнил свою задачу – вознаграждение автора. Эта потенциальная прибыль означает снижение риска для самых ранних инвесторов, так что больше финансов может безопасно перетекать к автору сразу несколькими способами. По крайней мере, все это должно помочь в установлении авторства идеи, поскольку каждый глиф содержит в себе цитирование оригинальной работы.

Planck также может включить возможность создания премий за премии, “награждая тех, кто награждает” новаторов. Это может произойти, если новатор преуспеет и захочет отплатить людям, которые поддержали его ранее, выкупив их Глифы. Это также может произойти, если мы увидим, что кто-то стремится поддержать других. Как, например, когда аноним под учетной записью Twitter @tether_is_fiat, собрал деньги для важного деятеля индустрии блокчейна Андреаса Антонопулоса.⁵

В любом случае, возможно вам будет по душе более простое объяснение: Planck это смесь токенизированного Patreon’а с аукционным домом, но для знаний.

Вывод: научный стэк блокчейна.

Как мы уже говорили, наука – это протокол для структурирования и поощрения новых знаний. Если, читая эту статью, вы представляете себе какого-то потного философа в подвале, надеющегося заработать 2 доллара, вам стоит мыслить шире. Наука – это децентрализованная структура. Что касается ее масштабирования… вспомните, что инновации оцениваются в триллионы долларов ежегодно. Если вы интересуетесь инновациями в бизнесе, вот о чем можно подумать на досуге, чтобы подогреть ваш интерес:

  • Есть ли такие новаторы, которые слишком заняты, чтобы работать над всеми своими идеями? Или такие, у которых возникают трудности с исполнением их гениальных замыслов? Если да, то, возможно, мы хотели бы, чтобы они могли открыто делиться своими идеями. Поэтому, различные механизмы стимулирования имеют большое значение.
  • Нужен ли компаниям глобальный банк идей? Если они публично обязуются рефинансировать большинство созданных для них глифов, они могут получить множество ценных предложений (при этом избегая спама благодаря стоимости глифов). И если компания возьмет на себя обязательство щедро вознаграждать глифы, которые они действительно используют, они могут получить целый поток полезных идей.
  • Есть ли такие люди, которые могли бы зарекомендовать себя в сфере инноваций, а затем обменять свои новые, зашифрованные идеи на деньги? Они могли бы продавать зашифрованные идеи тем, кто готов заплатить за их раскрытие, а также предоставлять творческие решения по мере создания и развития различных проектов.
  • Можно ли убедить крупную сетевую монополию оказать поддержку более мелким, экспериментальным проектам? Если бы достаточное количество людей вложило глифы в новые технологические эксперименты, возможно, крупная сеть, которая “перенимает” эти технологии, была бы вынуждена поддержать многие из них. Это, скорее всего, гораздо более эффективно с экономической точки зрения, и это было бы выгодным (по определению) маркетинговым решением для компании-монополиста.

В конечном счете, мы считаем, что, сделав науку открытой мы еще на шаг приблизимся к более инновационному будущему. Стоит отметить – у нас довольно широкие взгляды на науку, но мы очень серьезно относимся к ее ценностям и методам.

Если бы это была торжественная речь, я мог бы в заключение поинтересоваться, не кажется ли вам, что мы стоим на пороге нового мира. И, возможно, я бы вернулся к графику в самом начале, и попробовал представить, как историки будущего бы оценили то, как мы пытаемся решить ключевые проблемы инноваций:

Industrial revolution 2

Но это не торжественная речь. Это эксперимент; небольшой шаг в правильном, на наш взгляд, направлении, который в значительной степени опирается на усердную работу других людей. Мы надеемся, что сможем ответить взаимностью.

Это далеко не все, что мы можем рассказать на эту тему. Наша техническая документация содержит гораздо более подробную информацию. К тому же в ней намного больше цитирования (очевидно). Но Medium не самая удачная платформа ни для того, ни для другого, так что прошу прощения.

Мы должны поблагодарить одного известного (но здесь анонимного) венчурного инвестора старой школы за то, что он предоставил некоторые идеи. Также мы благодарим Дениса НазароваВенди Сяо Шадек, Гарета Джеффриса и Нэйтана Чена Наши источники вдохновения в криптовалютном мире это – проект “Colored Coins”, ConsenSys, Mediachain, Дитер Ширли, Ascribe. Академически и интеллектуально мы в особом долгу перед Брюсом Когутом, Ричардом Нельсоном, Стефаном Мейером, Эриком Абрахамсоном, Андреа Прат, Верноном Смитом, Тошио Ямагиши, Дэни Родриком и Элинор Остром. В нашей технической документации мы ссылаемся также на множество превосходных неакадемических текстов и подкастов. Если мы забыли упомянуть кого-либо, приносим свои извинения. Мы несем полную ответственность за любые ошибки.

С оригинальным материалом вы можете ознакомиться здесь.

Planck — онлайн манускрипты ученых и мыслителей с использованием NFT.

Канал в Telegram: Рады подарить вам постоянную скидку 20% на спотовые комиссии на бирже Binance:

(по ссылке вы получите постоянную скидку 20% на спотовые комиссии и 10% в секции фьючерсов на бирже Binance, возможна покупка криптовалюты с карт Visa/Mastercard/МИР и платежных систем Qiwi и других)

  • Наша методика расчета рейтинга учитывает следующие параметры: объем торгов за 24 часа, индекс доверия и соотношение числа положительных отзывов к общему числу отзывов.